Фольклор саянских тюрков xix века

Владимир Кусакин

Все равно!

Август 2005

Не надо ждать ничего хорошего от ночных звонков…

Прошло четыре дня, как меня выпустили из гостеприимного особняка службы безопасности, где я находился долгий месяц, и каждый день они выворачивали меня наизнанку. Кололи всякую дрянь и сажали за полиграф. Потом кололи что-то ещё, и совали в машину напоминающую томограф. Потом облучали и смотрели, как распрямляются треки энергетических зарядов вокруг моего тела. Может всё наоборот. Они хотели узнать, что произошло на последнем задании, а у меня было совершенно нечего им сказать. Вот это я помню совершенно точно. Как приехал, как забрали помню, а в серединке — ничего! Те, от кого это зависело, решили дать мне погулять, а вдруг? Квартира наверняка прослушивается. В доме напротив на пятом этаже, где живёт женщина с ребенком, теперь торчит объектив, нацеленный на мои окна. Интересно, где она сейчас? Дали выиграть в лотерею, например месяц в Испании?

Я выхожу на балкон не только курить, я наблюдаю за всем, что могу видеть. Утром, вечером и ночью. Я живу в этой квартире четыре года, напротив три дома — мой ближайший круг интереса. Раз в месяц, к пожилому мужчине с первого этажа, приходит проститутка. Раз в неделю его сосед, доверху нагруженный сумками и в смешной панамке, отправляется на автобусную остановку и возвращается на следующий день. Мне не важно где он бывает, все просто: он должен уезжать и возвращаться. А она никогда не открывала жалюзи достаточно, чтобы ее увидеть. Смутный темный силуэт ночью на кухне, что-то светлое мелькало утром, иногда плакал ребенок. Это всё. Привычная картинка стала неправильной, а это значит, что мне не поверили. Я сам себе не верил.

Телефон под подушкой завибрировал ночью. Я сунул его под мышку, и вышел на лестничную площадку.

— Жека, 22… — сказал знакомый голос на том конце.

Жека это я, а 22 мой личный номер, и ещё уловка такая, из книги Джозефа Хеллера.

По-русски: Куда ни кинь — всё клин, и ещё много нецензурных вариантов.

Что-то случилось.

— Ты где? — спросил я.

— Напротив, телефонная будка …

Я выглянул. Будку еле видно. Темно. Два часа утра. Даже трамваи еще не ходят.

— Уже иду!

— Поспеши…

И снова тишина в трубке. Когда выскочил на улицу, мелькнуло:

— А не дурак-ли я?

— Конечно дурак! — подсказала моя вторая сущность с удовольствием.

У меня их две: Одна задает вопросы — это я, вторая отвечает — Она.

Ходил к психиатру.

— Ваши проблемы, э-э… голубчик Евгений Александрович, лежат в несколько иной, как бы э-э… плоскости, — сказал он мне. — Может вам на природу съездить, в лес какой-нибудь…?

Это он попал в точку. Потому что Профессор! Это у меня мечта такая — в лес уехать. На хрен! Подальше! Спасибо за совет!

Из приоткрытой двери телефонной будки торчал носок ботинка.

Я огляделся. Без понтов. Если кто-то ждет по соседству, я об этом не узнаю, или узнаю, но поздно.

— Лучше поздно, чем никогда! — Она не желала сдаваться.

— Помалкивай лучше!

— Хам!

Тугая пружина телефонной будки заскрипела, я наклонился.

— Руку протяни!

Его пальцы ткнулись мне в глаз.

— Черт!

Я схватил за запястье подтягивая, и одновременно закидывая руку себе за шею.

— Пошли!

— Подожди! Возьми вот это!

В ладонь ткнулся знакомый металлический предмет.

— Бери, пригодится!

Его скрючило от боли.

До подъезда я его нес, потом он очухался.

— Свет не зажигай!

У меня было много вопросов. Гораздо больше, чем …

— Обойдешься! — сказала вторая сущность.

И я не стал возникать.

Нет, все-таки я буду называть её Она.

Остановились на площадке, перед дверью.

— Утром к девяти, поедешь на вокзал, «Космопоиск» устраивает экскурсию. Ты номер одиннадцать.

— Куда?

— Всё туда же… Тебе надо смыться отсюда, они точно сдадут тебя, Жека! Они уже ведут переговоры.

— Как ты…?

— Ребра сломаны наверное. В спину стреляли. У тебя очень мало времени… Начинай собираться. А я побуду здесь … Только перетяни меня поверх броника.

— Видел кто стрелял?

— Конкуренты, мать их! Вчера одного двойняшку убили.

— Однако! Не просочиться бы в канализацию! — подсказала Она, фразой из "Понедельника…"

В принципе, я не против поездки.

Итак, что мы имеем?

Четыре часа на сборы… Вернее так: Десять минут на сборы, и четыре часа на неотложные дела.

Экскурсия или экспедиция, как важно обзывал ее представитель «Космопоиска» Шурик, позорно провалилась с самого начала. Его я заметил издали, он стоял у вагона с плакатом и двумя условными девицами.

— Вот и наш одиннадцатый! — радостно завопил он. — Поедешь с нами, в командирском купе?

— Шурик! — продолжил он протягивая руку. — А это Наташа и Таша. Они ответственные за развлечения.

— А остальные где?

Они засмеялись.

— В ресторане, прощаются с цивилизацией. И ни одного рюкзака, сплошной Луи Вуитон!

Я не ответил. Закуривая сигарету, бросил взгляд из-под козырька «афганки» вдоль перрона. Интересно, есть у него карта узнать куда меня тащат?

— У меня кроки есть той местности, к тому же должна была ехать другая группа, — тем временем продолжал Шурик, — Приезжаю утром в контору, а мне подарок…

Это уже интересней. Кто-то начал суетиться, узнать бы, кто? Или совпадение?

Под левым локтем покоился пистолет, в рюкзаке лежала лас-3 (лодка авиационная спасательная, на троих), в которую был завернут обрез тульской двустволки 16 калибра и тридцать патронов. Правда с продуктами у меня было совсем никак. Банка консервов и полкурицы никак не могут считаться серьезным припасом. По дороге надо отовариться где-нибудь.

Что там Шурик говорит?

— … кажется, что у них проблемы какие-то …

Ну это ладно, лишь бы не связано со мной.

— Я пойду устраиваться, — перебил его. — Какое купе?

— Девятое, — виновато ответил Шурик.

Все ясно, рядом с туалетом. Я вздохнул. И здесь повезло.

— Где слезаем?

— В Нижнеудинске, — заторопился он. — А потом…

Я махнул рукой.

— Потом, будет потом.

Надо было подумать, и как себя вести, и что это все означает. Цепь невероятных случайностей? Слишком сладко, чтобы быть правдой.

Я зашел в купе. В открытую дверь несло застарелой мочой, а матрасы видимо попали сюда по бартеру из морга. Закинул рюкзак на третью полку, вынул тетрадку и на титульном листе поставил точку. Этому способу нас учили в школе, а инструктора звали Петрович.

— Я буду учить вас искать, — сказал он.

— А я думал мы попали сюда потому что умеем это делать!

— Вот с тебя мы и начнём! Первое: Вы здесь потому, что у вас есть талант. Дар находить потерянное. Я не знаю как это у вас получается. Этого не знает никто, даже вы сами. То что вы делали раньше, это гадание на кофейной гуще, девятнадцатый век. С тех пор появились новые методы поиска, и новые приборы…

Итак, первая точка:

Тридцать шесть дней назад, в стране Тафаларов исчез самолет. Это вверх по реке Уде, очень популярный туристический маршрут. Сплавляются кто на чём. Но, это по реке. В тайгу не лезут. Из достопримечательностей: пещеры — одна ледяная, а другая лубяная, мемориал Валерия Грушина, метеостанция Хатома и рисунки доисторического человека, (могли бы нарисовать и получше). Само собой, красота кругом неописуемая, предгорья Саян. Вот здесь и была собака зарыта.

Значит вторая точка, это собака.

Май 2005

Саяны — горы невысокие, хотя конечно с чем сравнивать. Гора на горе, и холм на холме, и все это покрыто густым лесом. Заберешься на такую, а вниз не спуститься, выход там где вход. Кругом обрывы. Хочется их конечно пропастью назвать, да только неправда это.

Отвесные стены 5-10 метров глубиной, ходить пешком — удовольствие ниже среднего. Вот сюда нас троих …


Источник: http://detectivebooks.ru/book/12783897/

Облако тегов: цена на операцию варикозное расширение вен

Оставить комментарий